Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

(no subject)

Прямо сейчас у меня под окном бродит мужик с мегафоном и говорит туда ртом: "продаем картошку и лук с доставкой"
Если бы я такое придумала (вряд ли, но предположим), то у меня бы это не приняли с пометкой "гротеск, так не бывает".

Новая карьера

[6:51:10 PM] Yan: Ты теперь - Шурёночек.
[6:51:49 PM] Yan: Солистка проекта "Песни Третьего Срока"
[6:51:52 PM] Александра Смилянская: Базар ёк *высмаркивается в рукав робы*
Это же не отменяет гениальность, да?
[6:52:28 PM] Yan: Ну, делает ее какбЭ неактуальной или необязательной.
[6:52:39 PM] Александра Смилянская: но не запрещенной?
[6:52:48 PM] Yan: Не!
[6:53:00 PM] Александра Смилянская: тогда я согласна, где подписать, фраер?
[6:53:11 PM] Yan: Можешь продолжать чуствовать себя гениальной.
[6:53:28 PM] Yan: Если Женя -Бык не возражает.
[6:53:42 PM] Yan: Подписывать - западло
[6:53:53 PM] Александра Смилянская: не нарывайся на мое острое гениальное перо, фармазон
[6:54:19 PM] Yan: Шурка - Золотое Пёрышко.
[6:54:30 PM] Александра Смилянская: Одобряю.
[6:55:38 PM] Yan: Готовь номер
"Гоп-стоп Вы подошли из-за угла.
Гоп-стоп, Я много на себя брала"
[6:55:47 PM] Yan: Ну и так далее по тексту
[7:00:37 PM] Александра Смилянская: Я прощаю все, кончай в меня, Семэн.
И балет пошел. Нравится.

Дорогая редакция

Сегодня мне впервые за сто лет завернули материал.
Крайне пафосный журнал. Статья годная.
Переживаю - ну чо за хня?
Поискала в Сети творчество завернувшего.
"Рассуждая об искусстве шопинга за чашкой вечернего капуччино", - пишет гомосапиенс, - "мы пришли к выводу, что вряд ли в ближайшем будущем московские моллы и магазины дойдут до такого уровня прогресса, как в Милане".

Блядь, - думаю. - Блядь.

И о культуре.

Давным-давно в далекой-далекой питерской академии художеств служил военрук Буханчук.
А ну тихо мне тут.
Как все мы знаем, военруков студенты ужасно любят, а импрессионисты – так особенно.
- Хуево маршируем, товарищи живописцы, - улыбался Буханчук в усы (если они у него были) или в другое место (если их у него не было). – Незачет.
Бессонными белыми ночами будущие Сезанны заламывали нервные пальцы на предмет подмазать отставного деспота. Денег на лабриканты у студентов не было. Зато была фигова туча картин, статуэток и прочих результатов невозможности работать в таких условиях.
- Ладно, - хмыкнул Буханчук в усы или что там у него было, - тащите ваше гамно.
Будущие Сезанны получили зачет, а те, кто на лето поехал чертить и отстраивать хатку военрука, так еще и с первого раза.

И вот сегодня, in the middle of nowhere, в тридцати километрах от Житомира, в селе Кмитов, среди крошечных беленых хаток, гужевого транспорта и огромных луж, в окружении стройных тополей, оригинальных клумб и скульптурных композиций возвышается грозный музей советского изобразительного искусства имени И. Буханчука.


Такая вот история, здравствуйте.


ПС. Мама моя хотела увезти внучку в Египет на каникулы, загорать пузо чтобы. Но путевки даже в самые пафосные отели раскупили, ибо кризис, Родина в опасности, бежать из нее нужно как можно скорее. Так что мы сели в машину и поехали в Каменец-Подольский. И правильно. Каменец в сто миллионов раз круче.
роза

Спойлер

Мы вчера посмотрели американский художественный фильм «Я – легенда» по мотивам одноименного романа американского художественного писателя Ричарда Мэйтсона.
Вот как Мэйтсон описывает своего героя: «Высокого роста, тридцати шести лет от роду, англо-германских кровей. Черты его лица нельзя было бы назвать приметными, если бы не резко очерченный волевой рот и яркая глубина голубых глаз».
- Вылитый Уилл Смит, - обрадовались продюсеры американской художественной кинокомпании Уорнер Бразэрс и выписали премию директору по кастингу.

Фильм, надо сказать, получился очень хороший все первые полтора часа. Крепкий хоррор, красивая картинка, а Уилл Смит отлично справляется со своей англо-германской ролью, ненавидяще прищуривая глубокие голубые глаза в темные провалы перекошенных оконных рам нью-йоркского даун-тауна. Но:
На девяносто пятой минуте фильма в кадре появляется девушка Анна, которая (не ржать – хоррор!) слышала голос Бога.
Бог сказал – мол, Аня, в горах есть колония выживших, правда, заебись?
Аня сказала – мол, да ваще.
Уилл Смит сказал – я задержу их, иго-го, и взорвался вместе с гадскими зомби, предварительно передав Анне пробирочку со своей кровью. Да не с простой кровью, а англо-германской содержащей лекарство от триппера или что там со всеми случилось.
Логику появления этой Анны можно сравнить с пожарным, который выходит на сцену Большого и говорит умирающему лебедю, что враг спиздил огнетушитель.
И миленькая такая кода: Анна приезжает в горы, Бог не подкачал, медленно открываются огромные железные ворота, Анна протягивает людям в форме пробирочку, ей пожимают руку, говорят: «Спасибо, товарищ», панорама колонии, затемнение.
И на финальные титры накладывается ужасающий скрежет. Это Ричард Мэйтсон переворачивается в гробу.


Апдейт. Мы тут нагуглили, что Мэйтсон еще жив и на днях справил свое 82-летие. С днем рождения, дорогой Ричард, вы уж простите их.